Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

кит

Диалектика и законы формальной логики

Нередко у людей не изучавших «Науку логики» Гегеля и потому лишь поверхностно знакомых с гегелевской диалектикой либо с диалектическим материализмом встречается мнение, что диалектика (не путать с «диалектикой» древнегреческих философов) — это нечто радикально отличное от формальной логики и законы формальной логики в ней не работают. В самом деле, как одно и то же может быть равным самому себе и неравным самому себе?

«Далее, если в случае истинности утверждения ложно отрицание, а в случае истинности отрицания ложно утверждение, то не может быть правильным, если вместе утверждается и отрицается одно и то же».

«И точно так же не может одно и то же быть и не быть [в одно и то же время]».

Аристотель  «Метафизика»

В.Ф. Гегель правильно отмечает, что понимать это просто как А = А есть пустая тавтология. Нечто равно самому себе либо если оно абсолютно неизменно (в абстракции), либо в каком-либо отношении (и тогда оно же будет неравным самому себе в изменении в другом отношении).

Collapse )
кит

Гегель и теория относительности.

«В количестве движения скорость, которая является лишь количественным  соотношением пространства и времени, заменяет собой массу, и, наоборот, мы получаем то же самое реальное действие, если мы увеличим массу и соответственно уменьшим скорость. Сам по себе кирпич не убивает человека, а производит это действие лишь благодаря достигнутой им  скорости, т. е. человека убивают пространство и время. Рефлексия дает  здесь определение силы, которое раз навсегда фиксируется рассудком как  нечто последнее и мешает ему спрашивать дальше об отношении между  определениями этой силы. И все же рассудок по крайней мере смутно  чувствует, что действие силы есть нечто реальное, бросающееся в глаза,  что в силе содержится то же самое, что в ее проявлении, и что именно эта  сила со стороны ее реального проявления достигается благодаря соотношению реальных моментов — пространства и времени.»

«Теперь у нас имеется в представлении следующее: так как существует движение, то нечто движется, но это длящееся нечто есть материя. Пространство и время наполнены материей. Пространство не адекватно своему понятию. Поэтому само понятие пространства доставляет себе существование в материи. Часто начинали развертывание с материи и затем рассматривали пространство и время, как ее формы. Правильным в таком способе рассмотрения является то, что материя представляет собой реальное в пространстве и времени. Но здесь пространство и время благодаря своей абстрактности должны сначала представляться нам первыми, а затем должно обнаружиться, что их истиной является материя. Точно так же как нет движения без материи, так не существует материи без движения. Движение является процессом, переходом времени в пространство и наоборот; напротив, материя является отношением между пространством и временем как их покоящимся тождеством. Материя есть первая реальность, налично сущее для-себя-бытие; она есть не только абстрактное бытие, но также и положительное устойчивое существование пространства, но устойчивое существование последнего как исключающее другое пространство. Точка так же должна исключать из себя другие точки, но она этого не делает, ибо она является лишь абстрактным отрицанием. Материя есть исключающее из себя отношение с собой, и она, следовательно, представляет собой первую реальную границу в пространстве. То, что называют наполнением времени и пространства, то, что можно охватывать руками, ощутить, что оказывает противодействие, что в своем бытии для другого существует для самого себя, — это достигнуто в единстве времени и пространства вообще.»

Георг Вильгельм Фридрих Гегель «Философия природы»

кит

Об интеллигенции.


Смотреть с 1:08:47 по 1:10:48.



Очень правильное замечание.
Интеллигент, который оторван от рабочего класса, как правило слабо владеет диалектикой и страдает догматизмом - если когда-то где-то что-то усвоил или заучил, то нередко считает это незыблемой истиной и готов спорить до посинения, даже если эта "истина" на деле является обыкновенной глупостью.
кит

"Закон исключённого третьего"

Часто можно услышать, что есть отдельный логический закон «исключенного третьего», и даже больше,  есть некие математические теории, где этот закон не работает:

«Понимание существования объекта как потенциальной осуществимости приводит к тому, что логические законы, действующие в конструктивной математике, оказываются отличными от классических. В частности, теряет универсальную применимость закон исключённого третьего».

Разберём подробнее, возможно ли подобное, чтобы нарушался закон исключённого третьего, но продолжали действовать остальные законы логики.

Основное положение (или начало) формальной логики, сформулированное Аристотелем звучит так:

«Невозможно, чтобы одно и то же в одно и то же время было и не было присуще одному и тому же в одном и том же отношении (и все другое, что мы могли бы еще уточнить, пусть будет уточнено во избежание словесных затруднений), — это, конечно, самое достоверное из всех начал, к нему подходит данное выше определение.»

Или иначе:

«Далее, если в случае истинности утверждения ложно отрицание, а в случае истинности отрицания ложно утверждение, то не может быть правильным, если вместе утверждается и отрицается одно и то же».

Рассмотрим задачу: есть предмет «а» и род А, необходимо определить, как соотносится «а» с родом А. 

Collapse )
кит

Материализм Аристотеля

«Вообще если существует одно лишь чувственно воспринимаемое, то не было бы ничего, если бы не было одушевленных существ, ибо тогда не было бы чувственного восприятия. Что в таком случае не было бы ни чувственно воспринимаемых свойств, ни чувственных восприятий - это, пожалуй, верно (ибо они суть то или другое состояние того, кто воспринимает), но чтобы не существовали те предметы, которые вызывают чувственное восприятие, хотя бы самого восприятия и не было, - это невозможно. Ведь чувственное восприятие, конечно же, не воспринимает самого себя, а имеется и нечто иное помимо восприятия, что необходимо первее его, ибо то, что движет по природе, первее движимого, и дело не меняется от того, соотносят их друг с другом или нет.»
«И среди тех, кто убежден в правильности таких воззрений, и тех, кто только говорит о них, некоторые испытывают вот какое сомнение: они спрашивают, кто же судит о том, кто в здравом уме, и кто вообще правильно судит о каждой вещи. Испытывать такого рода сомнения - это все равно что сомневаться в том, спим ли мы сейчас или бодрствуем. А смысл всех подобных сомнений один и тот же. Те, кто их испытывает, требуют для всего обоснования; ведь они ищут начало и хотят его найти с помощью доказательства, хотя по их действиям ясно, что они в этом не убеждены. Но, как мы сказали, это их беда: они ищут обоснования для того, для чего нет обоснования; ведь начало доказательства не есть [предмет] доказательства.»

Collapse )
кит

Простой вопрос

Имеется некий предмет, для примера пусть это будут два яблока. Два человека независимо друг от друга описывают предмет исследования, записывая результат на бумагу. Как определить, кто лучше отразил описываемый предмет, кто хуже, какие «искажения» каждый из них внёс? 

На деле это простой вопрос — по сути ставится задача отделить в имеющемся описании объективное от субъективного, или, если более глубоко, существенное от несущественного. Напомню, что это такое: существенное определяет развитие явления, оно изначально присуще исследуемому явлению или предмету, несущественное - всё остальное.

Во первых, как только мы приступаем к описанию, мы переходим к абстракции — описываются только доступные наблюдателю качества и свойства предмета. Слово само представляет предмет абстрагирования — когда мы произносим слово «яблоко» в сознании сразу же возникает ассоциация с искомым предметом, его формой и свойствами, типичными для него — кислое или сладкое, спелое, зелёное или гнилое, красное, зелёное или жёлтое, и т.д. — никто не будет приписывать свойства, которые не присущи ему по умолчанию, если это не оговорено дополнительно. В принципе это вещи очевидные любому, кто читал Аристотеля и хорошо разбирается в формальной логике.

Collapse )
кит

"Равное для равных"

У Аристотеля и Платона можно есть замечание, что справедливость следует понимать как равенство для равных и неравенство для неравных. В последнее время можно встретить утверждение, что это положение является одним из основных при построении коммунистического общества. 

Collapse )
кит

Диалектический метод Маркса.

Придётся повторить обыденную истину — нельзя добиться глубокого понимания «Капитала» без изучения «Науки логики» Гегеля. В чём же причина?

Причина подобных сложностей в том, что ни у Маркса, ни у Энгельса нигде не изложен подробно метод, которым они пользовались — диалектический метод. Этот метод подробно разложен только у Гегеля в его «Науке логики».

"Об этом абсолютном методе Гегель говорит следующим образом:

«Метод есть абсолютная, единственная, высшая, бесконечная сила, которой никакой объект не может оказывать сопротивление; это есть стремление разума обрести и познать самого себя в каждой вещи» («Логика», т. III).

Если всякая вещь сводится к логической категории, а всякое движение, всякий акт производства — к методу, то отсюда само собой следует, что всякая совокупность продуктов и производства, предметов и движения сводится к прикладной метафизике. Г-н Прудон пытается сделать для политической экономии то же, что Гегель сделал для религии, права и т. д.

Итак, что же такое этот абсолютный метод? Абстракция движения. Что такое абстракция движения? Движение в абстрактном виде. Что такое движение в абстрактном виде? Чисто логическая формула движения или движение чистого разума. В чем состоит движение чистого разума? В том, что он полагает себя, противополагает себя самому себе и сочетается с самим собой, в том, что он формулирует себя как тезис, антитезис и синтез, или еще в том, что он себя утверждает, себя отрицает и отрицает свое отрицание.

...

Collapse )
кит

Движение назад

В «Науке логики» Гегеля чистое бытие в конечном итоге приходит к абсолютной идее, которая возвращаясь к началу, к чистому бытию, продолжает своё бесконечное движение. Как писал Аристотель, бесконечным может быть лишь движение по кругу.

А что, если мы попробуем рассмотреть движение в обратном  направлении, от абсолютной идеи к чистому бытию? Каков будет обратный переход?

Во первых, раз чистое бытие есть и оно таково, что мы ничего не можем более о нём сказать, то значит оно было и до того, а раз так, то оно изменялось и было другим, иначе если оно всегда было неизменным, то оно и должно остаться неизменным и движения дальше не будет.

Во вторых, раз чистое бытие самое простое, что есть, значит внутри оно единое и целое, т.е. сложное внутри, делимое, исчислимое и измеримое, иначе некуда будет двигаться.

В третьих, раз мы берём его изначально как целое и единое и никак иначе, то рассмотреть мы его можем только в изменении, т.е. в нём есть уже и чистое бытие и чистое ничто, но другие, и разворачивание этой конструкции идёт в том же порядке, что и в «Науке логики» от чистого бытия и чистого ничто к результату.

Collapse )
кит

Гегель и "конец философии".

«Однако здесь необходимо заметить следующее: вышеприведённые взгляды не даны Гегелем в такой резкой форме. Это вывод, к которому неизбежно приводит его метод, но этот вывод никогда не был сделан им самим с такой определённостью, и по той простой причине, что Гегель вынужден был строить систему, а философская система, по установившемуся порядку, должна была завершиться абсолютной истиной того или иного рода. И тот же Гегель, который, особенно в своей «Логике», подчёркивает, что эта вечная истина есть не что иное, как сам логический (resp. *: исторический) процесс, — тот же самый Гегель видит себя вынужденным положить конец этому процессу, так как надо же было ему на чём-то закончить свою систему. В «Логике» этот конец он снова может сделать началом, потому что там конечная точка, абсолютная идея, — абсолютная лишь постольку, поскольку он абсолютно ничего не способен сказать о ней, — «отчуждает» себя (то есть превращается) в природу, а потом в духе, — то есть в мышлении и в истории, — снова возвращается к самой себе. Но в конце всей философии для подобного возврата к началу оставался только один путь. А именно, нужно было так представить себе конец истории: человечество приходит к познанию как раз этой абсолютной идеи и объявляет, что это познание абсолютной идеи достигнуто в гегелевской философии. Но это значило провозгласить абсолютной истиной всё догматическое содержание системы Гегеля и тем стать в противоречие с его диалектическим методом, разрушающим всё догматическое. Это означало задушить революционную сторону под тяжестью непомерно разросшейся консервативной стороны, — и не только в области философского познания, но и в исторической практике. Человечество, которое в лице Гегеля додумалось до абсолютной идеи, должно было и в практической области оказаться ушедшим вперёд так далеко, что для него уже стало возможным воплощение этой абсолютной идеи в действительность. Абсолютная идея не должна была, значит, предъявлять своим современникам слишком высокие практические политические требования. Вот почему мы в конце «Философии права» узнаём, что абсолютная идея должна осуществиться в той сословной монархии, которую Фридрих-Вильгельм III так упорно и так безрезультатно обещал своим подданным, то есть, стало быть, в ограниченном и умеренном косвенном господстве имущих классов, приспособленном к тогдашним мелкобуржуазным отношениям Германии. И притом нам ещё доказывается умозрительным путём необходимость дворянства.

Collapse )