hydrogencyanid

Categories:

О деньгах ещё раз.

Нередко можно услышать фразы вроде: США должны Китаю триллион долларов, но никогда этот долг не отдадут и Китай ничего не сможет сделать, или долг ничего не значит — США всегда могут напечатать ещё долларов и расплатиться ими. Встречается даже такое — без денег невозможно производство и цивилизация уже никогда не сможет без них обойтись.

Многие современные люди абсолютизируют роль денег в современной экономике и деньги вообще. Также как древние видели в деньгах абсолютное зло, нынешние люди видят в деньгах абсолютное могущество.

Деньги вышли из развитого товарного обмена и могут проявить себя как ценность только в товарном обмене, поэтому деньги существуют только там, где есть товарный обмен, и соответственно товарное производство. Денежное обращение опосредует товарное производство. В товарном обмене в простой схеме товар-деньги-товар деньги предстают лишь как особый товар, товар-посредник, такой товар, который не расходуется и не потребляется, то есть не покидает товарного обмена, а лишь на время изымается, чтобы вновь участвовать в нём. Важная особенность денег в том, что если не выходить за рамки просто товарного обмена, то есть схемы товар-деньги-товар, то цена денег не имеет значения, т.к. важны только пропорции, в которых товары в конечном счёте обмениваются друг на друга, то есть их стоимость. 

Сама сущность денег позволяет избавиться от любого материального содержания и заменить их бумажными или электронными заменителями или представителями (кому как удобней), которые не имеют реального содержания и наполнения, в последнем случае деньги полностью переходят в область государственного контроля и регулирования. По сути деньги превращаются в счётные деньги, движение которых осуществляется только на бумаге и даже в пределах одной бухгалтерской книги, как это было описано в Капитале полтора столетия назад.

Государственный долг представляет собой не только государственные обязательства, это величина богатства, которая была изъята у общества в целом и переместилась в карманы небольшой относительно общества группы лиц. Большой государственный долг США перед Китаем показывает не богатство нации, а полную несостоятельность американской экономической системы, которая не может производить товары в достаточном количестве и самостоятельно удовлетворить потребности жителей страны. Поэтому не имеет большого значения, отдадут или не отдадут долги Китаю и прочим странам, поскольку США физически не могут этого сделать, не изменив условия заимствования. Должник либо должен признать себя банкротом, либо размер долга должен прийти в соответствие с уровнем производства должника. Если производство не растёт и даже сокращается, а цены не меняются, при этом денежная масса стремительно растёт, значит часть денег временно изымается из товарного обращения, но рано или поздно система вернётся к равновесию через глубокий кризис. Собственно нарушения денежного обращения являются одной из причин современных кризисов. Кризис проявляется прежде всего как нарушение товарного производства и товарного обращения.

Как это выглядит изнутри? Кризисы являются неизбежным результатом развития капитализма, который сам является высшей стадией развития товарного производства. Кризис является проявлением стихийности, свойственной капитализму и товарному обращению вообще. В простом товарном обмене товаровладельцев связывает только акт обмена, в реальности они всегда противостоят друг другу как неравные по возможностям стороны, уже в этом заложена возможность монополии, когда один крупный производитель устанавливает пропорцию обмена и диктует свою волю множеству покупателей, либо монопсонии (разновидность монополии), когда единственный причём крупный покупатель устанавливает цену для множества мелких продавцов. Производство и потребление связаны лишь через товарный обмен, то есть только опосредованно — объёмы производства товаров могут быть многократно меньше потребностей потребителя просто потому, что продавец и покупатель выступают как полностью самостоятельные независимые друг от друга сущности. В их отношениях не действуют никакие законы эквивалента, т.к. сам эквивалент или стоимость устанавливается стихийно в процессе товарного обмена, соответственно экономические законы капитализма действуют неумолимо, внешне как неподвластная воле человека стихия. Однако обратная связь между экономическими субъектами здесь существует и никогда не исчезает полностью — чтобы купить товар, нужно продать какой-либо другой товар. Человек, который лишён всего и не имеет ничего может продать только свою способность к труду. Стоимость товара в общем виде показывает количество вложенного в него человеческого труда. Таким образом, капитал как самовозрастающая стоимость, чтобы существовать и развиваться должен непрерывно расширяться, капиталистическое производство должно производить всё больше продуктов за счёт постоянного повышения производительности труда и поглощать всё больше доступного человеческого труда. Соответственно рост производства и обращения товаров требует большего количества денег, которые не только обслуживают растущую торговлю, но и отражают общий рост стоимости товаров и увеличение капиталов. При капитализме производители и потребители существуют в условиях стихии рынка и анархии производства, поэтому неизбежно будут появляться и усиливаться диспропорции в экономике, которые проявятся в виде очередного кризиса. Попытки сгладить эти диспропорции или компенсировать их влияние через государственное регулирование могут принести лишь временный и ограниченный результат, т.к. не изменят основ существующей системы пока будет сохраняться капитализм. 

Новая стоимость, а значит и капитал, создаётся только в производстве и источником его является производительный труд. Как же тогда возрастают капиталы на фондовой бирже и вообще при спекуляциях на рынке товаров или капиталов? В этих случаях они только перераспределяются. При спекуляции с акциями, ценными бумагами, контрактами и прочим капитал оборачивается намного быстрее, чем в промышленном производстве, а при падающей норме прибыли в промышленности он приобретает всё большую привлекательность. Если производство и потребление товаров сохраняется на прежнем уровне, и при неизменных ценах растёт денежная масса, то значит всё большая часть средств временно изымается из товарного оборота и участвует в игре на бирже, то есть растёт доля спекулятивного капитала и создаётся видимость, что т.н. «финансовые инструменты» и спекуляции вообще создают новые капиталы. Спекулятивный капитал не имеет реального содержания и это отлично видно в периоды острых кризисов — он испаряется в одно мгновение. При гиперинфляции денежные капиталы тают буквально на глазах, показывая истинную сущность денег, когда они оторваны от реального производства.

Ядром любой современной экономики является крупное промышленное производство и если оно не развивается, если не растут объёмы производства, то суммарный национальный капитал может увеличиваться только номинально, а реально он либо будет оставаться на прежнем уровне, либо сокращаться. Стоимость вообще, деньги и капитал как его производные, отражают существующие общественные отношения.

Силу и мощь капиталиста определяет его капитал, который показывает каким размером и какой долей от общего богатства он владеет. Ценность доллара и объём его использования в мировой экономике определяется прежде всего долей экономики США в общемировом производстве. Если промышленное производство в США стагнирует или сокращается, то его вклад в мировую экономику снижается, падает влияние американских корпораций и рано или поздно за ним следует падение влияния США в мировой экономике и политике.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.